Рвана плитка фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Кафель Mare 032 7 InterCerama 430x430 мм артикул


плитка рвана фото

2017-09-26 16:45 Плитка и мозаика отлично имитирует фактуру и текстуру натурального камня Фото Описание, фото, скидка! Доставка Днепропетровск, Киев, Украина! 38 097 Плитка для




Знаете ли вы, что где-то на середине Днепра находится самое полное собрание редких птиц?


К незнакомому человеку, нельзя обратиться по "батюшке", но многие обращаются по "матушке"!


Техника декупаж для diyru

Техника декупаж для diyru

Вы творческая, увлеченная натура, стремитесь окружить себя прекрасными вещами Описание способа, необходимых материалов, подходящих предметов История техники декупаж

Сборная Германии Футбол голы, очки, фото, новости

Сборная Германии Футбол голы, очки, фото, новости

Футбольная Украина сайт о сборной Украине по футболу, статистика всех матчей, голов 64 матча будут проведены на Чемпионате мира fifa, чтобы определить победителя турнира





Так грустно мне что хочется в башню забраться и оттуда в кого-нибудь метко стрельнуть


Петр Иванович Еремеев, известный в определенных кругах как Петя Сова, сидел в переговорной комнате, уютно расположившись напротив меня в кожаном кресле для особо важных клиентов, и разъяснял мне суть своего изменившегося мировоззрения. - Ты пойми, Андрюха, - проникновенно говорил он, - на хлеб с маслом я себе уже давно заработал. И на колбасу с сыром. И на икру черную тоже. Бизнесом я занимался уже тогда, когда ты еще в школе учился. И каким бизнесом! - Петр Иванович улыбнулся каким-то своим воспоминаниям. Зная репутацию Пети Совы, мне даже не хотелось представить себе, чему он мог улыбаться. Потратив на воспоминания несколько секунд, Петр Иванович продолжил: - Но, знаешь, Андрюха, начинает доставать меня вся эта суета… Да и здоровье уже не то. - Я украдкой окинул взглядом крепко сбитую, пышущую жилистой силой фигуру Петра Ивановича и сочувственно покивал. - Не мальчик я уже, чтобы бегать на разборки… то есть… гм… совещания там производственные… Да и вообще. У меня, понимаешь, в последнее время все больше какой-то философский взгляд на жизнь складывается. Петр Иванович внимательно посмотрел на меня своим философским взглядом, под которым я невольно поежился, и развил мысль дальше: - Я на мир хочу посмотреть, книжки почитать, на которые в молодости времени не было, с сыном своим отношения наладить, о внуках будущих призадуматься… Понимаешь? - Понимаю, - с готовностью отозвался я. - Устаете от предпринимательской деятельности? - Ага, - согласился Петр Иванович. - И от нее тоже. - Так чем мы можем вам помочь? - Значит, не понимаешь, - вздохнул Петр Иванович. - Я частным инвестором хочу стать. - Э-э… - произнес я в некотором замешательстве. - В каком смысле? - Что значит - "в каком смысле"? - вскинул брови Петр Иванович. - Ты, Андрюха, что-то тормозишь… Деньги у меня свободные есть, хочу их вложить во что-нибудь… Ценные бумаги, депозиты, фьючерсы какие-нибудь… Мне, знаешь ли, теперь пора жить на проценты, дивиденды и прочие спокойные доходы. Вот будете делать мне достойную прибыль каждый месяц - тогда смогу подумать о том, чтобы отойти, наконец, от дел… - Петр Иванович мечтательно улыбнулся. - Буду просто вашим VIP-клиентом, блин… Я испытал, как говорится, смешанное чувство. Любой банкир на моем месте обрадовался бы такому VIP-клиенту, как Петр Иванович Еремеев. Но я ни на секунду не забывал о том, что Петр Иванович был не только инвестором с большим личным капиталом, но и авторитетом с богатым жизненным опытом. У меня, конечно, не было достоверной статистики смертности банкиров, имевших дело с Петей Совой, но интуиция мне подсказывала, что какая-то смертность все же имела место. - И какую сумму вы хотели бы инвестировать? - бодро осведомился я. Петр Иванович назвал приблизительную сумму, после чего я сиплым голосом уточнил: - Вы уверены, что хотите вложить всю эту сумму именно через наш банк? - Андрюха, - отечески усмехаясь, ответил Петр Иванович, - ты не боись! Я в тебя верю. Как сейчас помню, как ты лихо тогда управился с акциями того мясокомбината… Наша братва… тьфу, то есть наш… этот… совет директоров высоко оценил твою работу. За что ты и получил хорошие комиссионные, ведь так? Я без особого энтузиазма признал его правоту. Теперь статистика смертности банкиров, работавших на Петю Сову, нужна была мне немедленно и позарез. - Значит, так, - резюмировал Петр Иванович. - Вы мне реквизиты счета пришлите по факсу. Где-то дня через два-три начну зачислять деньги, а вы там… это самое… инвестируйте. В этот момент я осознал, что решение уже, собственно, принято. Петя Сова решил стать VIP-клиентом нашего банка - и стал им. Господам банкирам выбора он попросту не оставил. - Что ж, я немедленно доложу президенту нашего банка об итогах наших переговоров, - заверил я и откашлялся. - А чего ж… Доложи, доложи. - Петр Иванович благодушно ухмыльнулся. - Думаю, возражать он не будет… *** Президент банка и не думал возражать, когда я примчался к нему на доклад. Он просто побледнел, истребовал от секретарши чашечку кофе, отхлебнул половину, плеснул в кофе коньяку до краев и опустошил чашечку двумя мощными глотками. Через пятнадцать минут мы смогли рассуждать здраво. - Так какую доходность для своих инвестиций он хочет? - слабым голосом поинтересовался президент. - Он сказал что-то про достойную ежемесячную прибыль, благодаря которой он сможет отойти от дел. - Я прикинул в уме и сообщил, сколько, по моим расчетам, Петр Иванович привык тратить каждый месяц. Президент сглотнул, попросил у секретарши еще одну чашечку кофе и, совсем расстроившись, спросил: - И куда же мы можем вложить его деньги, чтобы "отбить" такую норму прибыли? - Не знаю, - честно признался я. - Денег он, конечно, дает много, но при сегодняшних рыночных ставках нам не заработать столько, чтобы Петр Иванович мог спокойно уйти на заслуженный отдых… - Нужны нестандартные инвестиции, - веско предложил президент, чему возразить было трудно. Президент нашего банка всегда умел выдвигать бесспорные предложения. Воплощать их в жизнь приходилось обычно мне. Спустя две недели инвестиционный портфель частного инвестора Петра Ивановича Еремеева был заполнен просроченными долговыми обязательствами и сомнительными векселями целого ряда фирм - клиентов банка, а также бросовыми акциями специально отобранных акционерных обществ. Учитывая качество таких финансовых вложений, номинальная их доходность превосходила все наши смелые ожидания и исчислялась сотнями процентами годовых. Превращать номинальную доходность в реальную пришлось мне лично. Я посетил руководителей и собственников тех компаний, ценные бумаги которых мы приобрели для Петра Ивановича, и в предельно простой форме объяснил, что их кредитором либо совладельцем стал не кто иной, как Петя Сова. Кроме того, я сочувственно предложил им сделать выводы о перспективах неуважения к правам такого частного инвестора, как П. И. Еремеев. Еще две недели после этого президент глушил коньяк без кофе, а я прикидывал маршруты возможной экстренной эвакуации из России. Потом безнадежные векселя начали чудесным образом погашаться, просроченные долги - вдруг постепенно возвращаться вместе со штрафами и пенями, а по мусорным акциям были объявлены неслыханные дивиденды. …Сейчас я готовлю очередной отчет Петру Ивановичу и заранее подбираю для новых "нестандартных инвестиций" кандидатов, на которых имя такого частного инвестора, как Петя Сова, могло бы произвести должное впечатление. Мне не в чем себя упрекнуть. В конце концов, пора заставить недобросовестные компании уважать права инвесторов, разве не так? Шен Бекасов